5 самых старых секс-энциклопедий в мире, которые заставят тебя покраснеть!

В Древнем Китае и средневековой Франции умели не только виртуозно заниматься сексом, но и красочно описывать процесс!

«Искусство спальни«, или »Сексуальное кунг-фу» (Китай, III в. до н.э — VI в. н.э.)

По сути, «Искусство спальни» состоит из серии даосских трактатов о сексе. Основателем традиций даосских сексуальных практик является ни много ни мало знаменитый китайский император Цинь Шихуанди (его ты можешь помнить по «Терракотовой армии»). Из вопросов императора и ответов трех его первых советников — Белой Девы, Черной Девы и Избранной Девы — появился один из основных даосских трактатов о сексе «Избранное от Белой Девы».

В этом труде высказана главная мысль даосского искусства любви: способность мужчины сознательно контролировать свое семяизвержение и тем самым регулировать длительность полового акта и испытывать множественный оргазм:
О том же говорил знаменитый в Древнем Китае учитель искусства любви, мудрец Пэн Цзу:

Что кажется для нас сейчас удивительным в «Искусстве спальни», на рисунках, изображающих различные позы, помимо двух совокупляющихся зачастую присутствует кто-нибудь третий, например служанка. Отчасти это отражает дух той эпохи, когда многое, в отличие от нашего времени, не считалось чем-то неприличным и не скрывалось. Но, кроме того, тут присутствует некий эстетический принцип: наличие зрителя усиливает эротический эффект совокупления, по крайней мере для древних китайцев.

«Наука любви» (Рим, I в. н.э.)

Это произведение было создано на рубеже двух эр великим римским поэтом Овидием. Поэма написана в иронически-наставительном тоне и пародирует научные трактаты того времени. «Наука любви» изобилует как афоризмами (), так и вполне конкретными практическими советами (). В первых двух книгах рассказывается о том, как мужчине завоевать и удержать женщину, в третьей книге — как женщине привлечь и удержать мужчину.

Один из самых известных эпизодов тот, в котором Овидий учит женщин искусству поведения в постели:

В эпоху императора Августа, в которую Овидий написал «Науку любви» (где любовь представлялась принадлежностью скорее адюльтера, чем супружества), в Римской империи шла борьба за восстановление общественной морали и нравственности. Овидий же не скрывал своего насмешливого отношения к официальному преклонению перед «старинными добродетелями». Это для него плохо кончилось: поэт был сослан из Рима на край цивилизованного мира — к устью Дуная, в город Томы (ныне румынский порт Констанца), где жаловался на свою несчастную судьбу и с ужасом описывал, как дикие варвары по льду переходят Дунай. «Науку о любви» Овидий уже не вспоминал, зато написал «Науку о рыболовстве».

«О науке куртуазной любви» (Франция, XII в.)

Трактат написан капелланом французского короля, неким Андреем. В произведении видно явное влияние Овидия: первые две книги посвящены тому, как завоевать и удержать любовь, третья — тому, как избежать любви. Причем первые две книги трактата насквозь пронизаны куртуазностью: тут и правила благородной любви, введенные Царем Любви для рыцарей короля Артура, и куртуазный Суд Любви, разрешающий спорные любовные случаи, и длинные диалоги — любовные объяснения между рыцарями и знатными дамами (пользовались популярностью среди особо косноязычных аристократов, заучивавших их наизусть).

Пикантность состоит в том, что куртуазная любовь, воспеваемая автором, — это в чистом виде адюльтер, только в нем может проявиться рыцарская удаль. Любовь в супружестве слишком доступна, причем всем, даже неотесанным крестьянам, поэтому в трактате она даже не рассматривается.

В третьей книге автор резко меняет тон и от восхваления дамы переходит к перечислению пороков женщины, заслуживающей, в силу своей природы, всяческого презрения, — тут явно прослеживается влияние христианской средневековой антифеминистской традиции.

Кстати, о христианской традиции. Как известно, католическим клирикам путь к плотским наслаждениям закрыт. Но хитрый Андрей Капеллан находит изящный выход для изнывающего от целибата священнослужителя: . То есть, если некто до принятия священнического сана был, например, купцом или ремесленником, то пусть в обольщении женщины и ведет себя так, будто он купец или ремесленник. Поистине при сильном желании оправдание всегда найдется.

«Благоуханный сад» (арабский мир, XVI в.)

Сочинение, написанное шейхом Нефзауи, является, пожалуй, самым известным в исламском мире любовным трактатом. «Благоуханный сад» ничем не уступает «Камасутре», а по объему даже превосходит ее за счет включенного в него огромного количества различных сладострастных историй.

В Средние века мусульманский Восток был гораздо менее пуританским, чем христианская Европа. В трактате описания поз, процесса и частей тела довольно откровенны — в тогдашней Европе такого рода сочинение было немыслимо.

В «Благоуханном саду» приводятся описания 11 основных поз совокупления, принятых на тогдашнем Ближнем Востоке. Кроме того, автор включил в свое руководство 25 индийских и китайских поз. Вообще, Нефзауи высоко ценил «Камасутру» и другие индийские трактаты о любви и специально отметил, что народ Индии .

Названия поз звучат своеобразно: . Зато слог трактата по-восточному изящен и утончен:.

«Лестница любви», или «Ветви персика» (Индия, XV—XVI вв.)

Этот трактат о любви гораздо менее известен, чем «Камасутра», но по художественной ценности ей не уступает. Впрочем, к «Камасутре» данное сочинение часто обращается — невозможно было игнорировать столь масштабный труд. Удивительно, но автор «Лестницы любви» не какой-нибудь придворный ловелас, а брахман, то есть жрец, по имени Каляна Малла.

«Лестница любви», или «Ананга Ранга», призвана была доказать, что мужчине достаточно иметь одну женщину (в «Камасутре», напротив, часто упоминалось многоженство). В книге проводится мысль, что муж может наслаждаться жизнью с одной женщиной так, как будто живет с 32 различными женщинами. Разнообразные сексуальные удовольствия способны создавать гармонию, благодаря которой супружеская пара не устанет друг от друга.

Названия сексуальных позиций довольно экзотичны и взяты из йоги, алхимии, животного мира. .